КОНЕЦ ИСТОРИИ /

 

Выставка,  инсталляция, объекты /

1.05 — 7.06.2022

СПб, Севкабель Порт, Кожевенная линия, 34 / Исткабель, Дом Быта

 

15.09 — 17.09.2022

10-я ярмарка современного искусства COSMOSCOW

Москва, Большой Гостиный двор, Ильинка 4

Самая большая итальянская картина в России – плафон над Иорданской лестницей Зимнего дворца с изображением Олимпа, написанный на холсте венецианским художником XVIII века Гаспаре Дициани. Точнее – на множестве холстов, скрепленных между собой, потому что его размеры – 19х6 метров. Плафон был куплен в Венеции в 1760 году вместе с другими венецианскими картинами императрицей Елизаветой Петровной для украшения ещё строящейся главной её резиденции, но как-то не понадобился, был скатан и засунут в одно из дворцовых хранилищ. Там он ветшал и пылился, пока после пожара 1837 года, когда Зимний сгорел дотла и архитектор Стасов получил распоряжение его восстановить, о плафоне не вспомнили. Его вытащили, привели в порядок и прикрепили к потолку, откуда больше никогда и не снимали.

«Олимп» Дициани, художника прекрасного, хотя и не самого знаменитого, увенчал главную лестницу России, называемую Иорданской в честь священной реки Иордан, протекающей в Палестине, в водах коей Иоанн Креститель крестил Иисуса. В январский праздник Крещения Господня в реках православной Руси совершается обряд освящения вод. Наиболее пышно праздник проходил в столице, где императорский двор и императорская фамилия после обедни в церкви Зимнего дворца собирались вокруг проруби, пробитой в невском льду прямо напротив Стрелки Васильевского острова, и сам патриарх творил Водосвятие. Ежегодное шествие по Иорданской лестнице занимало важное место в святом обряде, от него она и получила своё название, и языческие боги парили над головами православных, ничуть этим не смущавшихся, разве кто из служек перекрестится.  Чисто петербургская история, история Четвёртого Рима, проклятого несчастной женой его основателя, Авдотьей Лопухиной.

Четвёртому Риму и посвящён проект Дмитрия Сироткина «Конец истории», хотя это название и читается как отсылка к известной книге Фукуямы, теперь ругаемой всеми, ибо он со своими прогнозами промахнулся. Фукуяма, однако, писал о Конце Истории, данный же проект о конце истории, большой и красивой, но не с заглавной: об истории проклятого Четвёртого Рима, коему по желанию царицы Авдотьи быть пусту. Андрей Белый в лучшем, пожалуй, романе об этом городе сказал «Если же Петербург не столица, то – нет Петербурга. Это только кажется, что он существует».

 

Проект Дмитрия Сироткина петербургскую кажимость и представляет: Дмитрий, будучи по служебному положению эрмитажным фотографом, смог снять труднодоступный иорданско-олимпийский плафон, фрагменты которого и послужили основой замысла. Разорванный на лоскутные фрагменты Олимп, ампирные рельефы с римскими доспехами, сталинские пионеры, поверженный стул смотрителя и каменные мячи, коими играют в футбол петербургские каменные львы уж четвёртое столетие как, соединены в элегантную инсталляцию. Она сопровождается серией собственноручных рисунков, сделанных с одиночества античного Гермафродита, ренессансного Скорчившегося мальчика и римских орнаментов из Лоджий Рафаэля. Римский сплин Петербурга. Изысканно так, что хоть в витрину музея, хоть в витрину бутика на римской Виа деи Кондотти. Там империя лучше всего смотрится.

 

А. Ипполитов

WhatsApp Image 2022-05-03 at 15.45.29.jpeg
CC_2.jpg
gargon_WEB.jpg